[Almor]
А когда-то я уйду,Только останутся эти слова, что бессмертны.
Автор: Almor
Фэндом: EXO - K/M
Основные персонажи: У Ифань (Крис), Пак Чанёль
Пэйринг или персонажи: Крис/ Чанель
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Даркфик, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения: Смерть персонажа, Инцест
Описание:
Не отпустить, не дать убежать, вернуть, схватив за руку, попытаться объяснить… Но как объяснить то, что неясно даже мне самому? И я просто остаюсь лежать в опустевшей комнате, комкая в ладонях простынь.
Посвящение:
Любимому донсэну Sizna25
Пак Чанелю
Ву Ифаню
Надеюсь они однажды пересекутся и вновь порадуют фанатов совместными фото, а может и песнями.
Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора
Примечания автора:
Давно хотела написать au на братьев Ву Криса и Чанеля. Да простят меня фанаты за ангст

Казалось, что лишние слова не нужны – это пустые звуки, не несущие никакого смысла.
Рука, осторожно скользнувшая поверх одеяла, словно в первый раз, спрашивает разрешения. И, словно в первый раз, я замираю, боясь спугнуть прикосновение. Мы оба чего-то ждем, какого-то знака, движения, взгляда, но ни один из нас не желает делать первый шаг. Может, страшно, может, мешает смутное чувство вины, правда, по ночам оно затихает и просыпается только наутро, вместе с нами. Но мы никогда не поднимаемся с постели вместе, даже если все утро оба упорно изображаем крепкий сон; сначала встает Крис, потом я, когда брат уже вышел из душа и покинул мою комнату, не глядя на меня.
Вздох.
Запоздало понимаю что мой.
Почему-то сегодня не хочется ничего – ни жаркого дыхания в ухо, ни порывистых ласк по влажной от пота коже, ни яростных укусов в шею, которую потом придется обвязывать платком, чтобы скрыть ярко-алые засосы.
Крис все еще выжидает, сидя на краю кровати. Сидя так, чтобы это не показалось подозрительным – ни несуществующему постороннему наблюдателю, ни мне. Когда все это происходило во второй и третий раз, мне еще казалось, что стоит что-то сказать. Но он смотрел на меня такими умоляющими глазами, без слов прося о молчании, что я сдался. Проиграл ему и себе, струсил и отступил, позволив событиям идти своим чередом.
Проходит несколько минут, прежде чем я чувствую движение на той стороне кровати. Пока он не увидел моего лица, поспешно закрываю глаза, сделав вид, что сплю – привычный ритуал. Даже произнесенное едва различимым шепотом имя явилось бы лишним; да мне никогда и не приходило в голову нарушить негласные правила нашей запретной игры. До сегодняшнего дня.
Крис придвигается ближе, медленно стягивая одеяло. Усилием воли заталкиваю напрашивающиеся жгучие слезы вглубь себя, не понимая, что со мной творится – раньше мне это нравилось. Точнее, раньше просто не было времени прислушаться к собственным непривычным ощущениям, подумать о том, что между нами происходит.
- Крис… не сегодня, - первая фраза вслух за все это время. От неожиданности он почти соскакивает с постели, бормоча что-то вроде "прости", хотя, может, мне и показалось. Отступает к двери, усердно избегая пересечения взглядов.
Не отпустить, не дать убежать, вернуть, схватив за руку, попытаться объяснить… Но как объяснить то, что неясно даже мне самому? И я просто остаюсь лежать в опустевшей комнате, комкая в ладонях простынь.

Пальцы дрожат, нервно пытаясь вытащить сигарету из только что открытой пачки. Нелепые мысли о здоровом образе жизни возникли лишь на пару секунд, тут же заглушенные непонятной ноющей болью в груди.
Мне просто необходимо покурить. Просто для того, чтобы сделать что-то не так, чтобы разрушить привычный шаблон правильной жизни. Хотя, себе врать не имеет смысла – так называемого шаблона не существует уже довольно давно. С нашего первого раза.
Наконец полученная сигарета несколько мгновений покоится в ладони, после чего забывается, и рука быстро тянется к мобильному телефону, выискивая в записной книжке его номер. Так быстро, чтобы я не успел опомнится и сообразить что именно собираюсь сделать.
Вызов пошел.
Гудок. Второй. Третий.
- Да, - всего одно слово, и невозможно угадать настроение человека, который его произнес. Совершенно пустая интонация не несет ни единой эмоции.
- Крис… - сказал и прокашлялся в трубку, почувствовав, как пугающе хрипло прозвучало его имя, - Крис, ты не мог бы подъехать ко мне?
- Сейчас?
- Да, - и тут же добавляю, словно устыдившись своего внезапного порыва, - если, конечно, ты не занят.
- О’кей… через час буду.
И снова гудки. Теперь короткие, резкие, порывистые. Раздражающие.
Я вообще в последнее время стал очень раздражителен. Любая мелочь выводила из себя, любая вещь, происходящая не по плану, приводила в бешенство.
И я знаю, что надо сделать. Закрыть глаза. Глубоко вдохнуть. Не забыть выдохнуть. Расслабиться. По крайней мере, точно не стоило сейчас швырять ни в чем неповинный телефон о стену.
Теперь надо хорошо подумать, зачем я позвонил и пригласил его к себе.
Подумать о том, что я могу ему сказать.
Просто подумать о том, что мы никогда не обсуждали. Я засыпал, уткнувшись носом ему в плечо, а, просыпаясь, ждал, когда он встанет с постели, чтобы случайно не заглянуть ему в лицо. Я старался не копаться в причинах происходящего, ни малейшим намеком не напоминать днем о том, что происходит ночью, не думать, как он ко мне относится в действительности. Может, стыдно анализировать наши отношения не затуманенным возбуждением разумом, а может причина в том, что страшно обнаружить между нами что-то кроме братских чувств. Хотя, о каких чувствах может идти речь, если после того, как все это началось, мы вообще старались избегать друг друга, вспоминая о том, что являемся братьями, лишь находясь на публике?
За отведенный час я так и не пришел ни к каким выводам. Раньше я бы обругал себя, на чем свет стоит за такую бездарную трату времени, я и представить не мог, что можно целый час сидеть, пустым взглядом уставившись в одну точку, и тонуть в собственных безрадостных мыслях.
Странная боязнь одиночества, даже такого кратковременного, непонятная щемящая боль в груди каждый день, нежелание отпустить его, потерять, и в то же время сковывающий сердце страх – страх быть отвергнутым, покинутым. Я не понимал, что со мной происходит, не понимал, что происходит с нами, и что страшнее всего – я не понимал, как ко всему этому относится Крис. Что для него наши отношения: игра, легкий способ расслабится или…? Что или – я даже боюсь подумать.
Шаги на первом этаже. Я сидел в полной тишине и темноте, поэтому сумел расслышать даже такие тихие, осторожные звуки. Он не зовет меня, не собирается звонить на мобильный – знает, что я слышал, как он вошел. За все это время мы настолько хорошо успели изучить привычки и повадки друг друга, как не успели бы за всю жизнь, будь мы всего лишь братьями.
Как странно звучит…
Всего лишь братьями…
Как все.
Просто братьями…
Как надо правильно относится к родному брату? Как общаться, на какие темы? Как выражать свои чувства, привязанности? Стоит ли говорить о любви - естественно, о братской любви? Я не знаю. Я забыл.
Когда я спустился вниз, он уже сидел на диване. В руках – его любимая огромная чашка с горячим, свежезаваренным чаем. Вообще он к нему равнодушен, предпочитает кофе любым другим безалкогольным напиткам, но я люблю посидеть вечером, укутавшись в плед, и маленькими глотками потягивать крепкий чай. В последнее время он оставался у меня дома все чаще, перенимал все больше моих привычек, оставлял все больше своих вещей – свою чашку, свои футболки. Пару месяцев назад Крис молча положил в ванной свою зубную щетку. Так он обзавелся и некоторыми моими вкусами, в том числе и на чай.
Как только я его увидел, меня затопила щемящая нежность, я почувствовал себя последним дураком, и вдруг понял, что нужно сделать. Проверить. Узнать имеет ли смысл продолжать в дальнейшем наши неправильные отношения, важны ли они для него настолько же, насколько и для меня. Жестокая мысль, родившаяся так неожиданно, мигом поглотила все прочие сомнения.
Крис ничего не говорил. Последняя ночь не по сценарию явно насторожила его, он чувствовал, что что-то должно произойти. Молча держал чертову чашку в ладонях, словно ловя ее тепло. А она начала постепенно меня раздражать. Он уделял ей больше внимания, чем мне. Глупо, знаю, но ничего не могу с собой поделать. Эта неопределенность сводила с ума. Я никогда не торопил события, но, сколько можно ждать? Сколько должно пройти времени, чтобы мы оба прекратили мучиться?
Трусость – непозволительная слабость. Надо поговорить. Мне надо услышать, как он ко мне относится, я устал ловить тщательно скрытые намеки.

- Что? – Крис удивленно смотрел на меня, не веря в услышанное. Да я и сам не верил, что это сказал. Штампованные фразы дамского романа в мягкой обложке: это неправильно, это безумие, это временное помешательство, это надо прекратить, пока не стало хуже. И, конечно же, "я уже собрал твои вещи". Естественно, ни черта я не собрал, но от этой заключающей, подводящей итог фразы, все вышесказанное звучало как-то весомее.
- Так будет лучше, - еще одна банальность. Я ждал, что он опровергнет все это, заявит, что это бред, что он меня лю… Что я ему… Что мы просто должны быть вместе.
Он окинул меня отсутствующим взглядом, находясь явно не здесь и не со мной.
- Да, ты прав.
Я шокировано уставился на Криса, но он уже поднялся с дивана, не обращая на меня никакого внимания.
- Прости, что так получилось. Я думал тебе… А, впрочем, не важно…
И ушел.

Ушел. В это одно слово никак нельзя вместить все то, что я ощутил во время его ухода. Я смотрел, как он осторожно ставит чашку на журнальный столик, как мучительно медленно движется к двери, будто ожидая, что я окликну. Смотрел, словно загипнотизированный и не мог пошевелиться, раскрыть рот, чтобы что-то сказать. Вот так запросто он согласился оставить меня. Вот так просто я его отпустил.

1 минута. Крис еще не вернулся.
2 минуты. Чай все еще теплый.
3 минуты.
4…


…Вчера вечером тело известного музыканта Ву Чанеля было обнаружено в его доме в респектабельном районе Сеула…

1 таблетка. Мне нужен здоровый сон.
2 таблетки. Это просто депрессия.
3 таблетки.
4…


…Предположительная причина смерти – передозировка…

10 минут. Мне нравится, как ты завариваешь чай… Остывший – вкуснее.
11 минут. Крис, я пошутил, я всего лишь хотел проверить.
12 минут.
13…


…Подробности выясняются…

10 таблеток. Ты же любишь меня, правда?
11 таблеток. Ты мне нужен.
12 таблеток.
13…


…Выражаем соболезнования родным…

59 минут. Прости меня, прости, прости.
60 минут. Мне так жаль.
Я просто люблю тебя.
Когда я проснусь, ты уже одумаешься и вернешься ко мне.

…Его брат, Ву Крис, скончался от остановки сердца в этот же вечер…

И мы снова будем вместе. В моем нескончаемом сне.

@темы: йааа, тексты, тупо мысли, фанфики